132

Американская база на территории России станет реальностью?

21.06.2012

Министр обороны утверждает, что создание такого перевалочного пункта отвечает интересам безопасности РФ

Когда некоторое время назад в информационное пространство ворвалось хлесткое понятие перезагрузка российско-американских отношений, многие из нас искренне смеялись: какая младенческая наивность! Как будто бы и не было никакой холодной войны, чьи участники и идеологи еще в значительной своей части живы и здравствуют... Смеялись зря.

Учитывая, что афганские силовые структуры не способны сдерживать экстремистский напор, полагается целесообразным продолжить взаимодействие с США и другими странами НАТО по вопросу транзита через российскую границу нелетальных грузов для многонациональной группировки в Афганистане. Это не отрывок из романа-антиутопии, а фрагмент реального письма, отправленного действующим министром обороны Анатолием Сердюковым в адрес профильного комитета Государственной Думы. Цель обращения ясна: убедить пока что сомневающихся парламентариев пойти на столь непопулярный, да и просто чреватый шаг допустить американских военных на территорию Российской Федерации, и с отнюдь не экскурсионной целью.

Фактически речь идет о создании американской военной базы на территории Ульяновской области. Официально, впрочем, это будет называться перевалочным пунктом, а его создание, как следует все из того же письма, отвечает интересам военной безопасности Российской Федерации.

Предыстория вопроса более или менее осведомленному читателю известна. США пока что остаются в Афганистане и им необходимо военное подкрепление. Южный транзит через Пакистан с некоторых пор стал явно небезопасным, России же было суждено географически расположиться так, что транзит грузов из Европы в Афганистан прямо-таки напрашивается через наши границы. Но напрашивается достаточный ли повод?

По иронии судьбы антиамериканская риторика из высших уст звучала в последнее время особенно громко. Оппозицию, парламентскую и непарламентскую, на все лады уличали в сговоре с Госдепом, молодые активисты прокремлевских движений выясняли у вежливой Оксаны Дмитриевой, не за советом ли к послу Макфолу она приехала с коллегами-оппозиционерами... И вот на тебе: перезагрузка во всей красе и на всех парах. Вопрос создания перевалочной базы предлагается рассматривать с точки зрения коммерческой выгоды и в качестве инструмента влияния. Но прежде всего надо бы осознать сам факт не слишком приятный: на территории России начнет действовать полноценная американская военная база. И вопрос напрашивается очевиднейший: все прочие варианты взаимодействия уже исчерпаны? Осознаёт ли власть, что наряду с коммерческой и политической выгодой есть и вполне очевидный политический риск? Что там оранжевые фантазии Макфола рядом с такими буднями...

Но решение, очевидно, будет принято. Как ни печально, но, похоже, власть попала под влияние лукавого тезиса: пребывание контингента НАТО в Афганистане это благо для России. Они якобы сдерживают наркотрафик, пресекают возможность наркоцунами. Вот и руководитель ФСКН Виктор Иванов на сессии Комиссии ООН по наркотикам заявил следующее: Запланированный Североатлантическим альянсом вывод иностранных войск из Афганистана и передача в 2014 году всей ответственности за обеспечение безопасности на афганское правительство порождают принципиально новую, экстраординарную ситуацию. В ситуации, когда большую часть национального бюджета Афганистана составляет иностранная помощь (порядка $8 млрд из $12 млрд), подобные решения без создания новой экономики Афганистана выступят очередным взрывным стимулом по усугублению и без того катастрофического положения с уровнем наркопроизводства, приводят слова чиновника информагентства.

Ну, осталось только в ноги американскому послу броситься: мол, не оставьте же нас один на один с наркобедой! При этом сам же Иванов приводит статистику: За 10,5 лет с момента начала операции Несокрушимая свобода от афганского героина уже погибли порядка миллиона человек, а в транснациональную организованную преступность инвестированы $1 трлн за счет масштабного афганского наркопроизводства. И где же логика? Не зря все чаще в последнее время в прессе можно увидеть смелые предположения: быть может, присутствие этого самого иностранного контингента и провоцирует грязный бизнес на афганских плантациях?

Опасения главы ФСКН в беседе с обозревателем KM.RU прокомментировал председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, лидер Движения развития Юрий Крупнов:

Насколько я понимаю, речь идет не о том, что с уходом из Афганистана иностранного контингента в этой стране увеличится само производство наркотиков и объем их трафика, а прежде всего о том, что уйдут они, так и не решив, по сути, проблему наркопроизводства, сбросив всю ответственность на плечи афганского правительства, бюджет которого на 70% состоит из иностранных субсидий, прежде всего от США. Поэтому вопрос прежде всего состоит в том, что в ближайшие год-два до заявленного ухода натовских сил мировому сообществу необходимо принять кардинальные меры, чтобы наркопроизводство в Афганистане было ликвидировано. В противном случае все мы останемся наедине с потерянными 12 годами, за которые вопрос с наркотрафиком нисколько не решился, и с нестабильностью в регионе, который натовское присутствие лишь укрепило.

Вовсе не секрет, что основным драйвером роста наркопроизводства в Афганистане как раз является иностранный военный контингент. И уходя из этого региона, США и НАТО просто окончательно снимут с себя ответственность за то, что они там натворили. За оставшиеся два года мировое сообщество должно приложить все возможные усилия для того, чтобы выполнить ту задачу, от которой натовское командование, по сути, все 10 лет увиливало.

На самом деле 11 августа 2003 года мимоходом, незаметно для мирового сообщества, командование всеми международными силами содействия безопасности в Афганистане фактически перешло под управление НАТО, что и было зафиксировано в письме на тот момент генсека НАТО Тера Робертсона. Тогдашний генсек ООН Коффи Аннан осенью того же года известил об этом Генассамблею ООН. Фактически же 11 августа 2003 года весь изначальный формат операции международного присутствия был изменен, как изменен и ее смысл. И именно в результате смены этого формата стал возможен взрывной рост производства того же героина к 2006 году. Возникает закономерный вопрос: понесет ли за все это ответственность на мировом уровне само НАТО, принявшее на себя, вообще-то, обязанность обеспечения безопасности в афганском регионе, а по сути способствовавшее развитию наркоцунами?

Ну, пока мы видим, что натовское присутствие в Афганистане лишь усугубило проблему. А мы при этом собираемся им помогать транзитом через нашу территорию. Зачем?

Опять же оттолкнусь от даты 11 августа 2003 года. Мы в России исходим из понимания изначального формата международного присутствия в Афганистане до того момента, когда НАТО самочинно изменило формат присутствия. Мы полагаемся на изначальные договоренности между Владимиром Путиным и Джорджем Бушем-младшим в сентябре-октябре 2001 года после событий 11 сентября. И в этом свете мы должны совершенно по-новому рассматривать этот предполагаемый транзит, в т. ч. как прямой рычаг давления, как инструмент, если угодно, шантажа по отношению к НАТО, если они ничего не будут делать с наркопроизводством.

Этот козырь очень важен. Ведь для США и НАТО вопрос транзита грузов, которому мы содействуем, является буквально жизненным. Если мы хотя бы заявим, что задумались, отношение к нам со стороны США сменится на крайне любезное, поскольку для них это вопрос жизни и смерти группировки, в которой только американских военных насчитывается 100 000 человек.

Яндекс.Метрика