132

Чёрная карма родимой армии

10.07.2012

Коплю деньги, чтоб "откосить" сына.

Есть литературные произведения, о которых все слышали, но мало кто их прочитал. К таковым, без сомнения, относится роман Виктора Астафьева "Прокляты и убиты". Все в курсе, что это объемная книга о второй мировой войне, зубодробительная, с обилием крови, слез, вшей и ошметков человеческой плоти (Ремарк отдыхает). О романе в свое время яростно спорили, в том числе и те, кто его не читал, или же читал отрывочно.

В общем, не столько от скуки, сколько в целях самообразования я засел за Астафьева. Не скажу, что получил удовольствие, но это чтение навело меня на кое-какие (своевременные!) мысли. Почему своевременные – поясню ниже. На протяжении семисот с лишним страниц меня не покидало ощущение дежавю. Наконец, я понял, что меня смущало. Вот, говорят, что Астафьев все преувеличил и откровенно лгал. Но он не лгал хотя бы потому, что все те "прелести", описанные им, мы можем наблюдать в нынешних вооруженных силах РФ.

Первая часть астафьевского романа повествует о запасных полках, о резерве доблестной Красной Армии, героически закидывавшей неприятеля своими трупами. Само собой, резервистам была уготована та же участь. За несколько месяцев крепкие ребята в таких воинских частях превращались в доходяг, единственным желанием которых было "пожрать". Ни о какой боевой подготовке и речи не шло, когда уж обмундирования на всех не хватало, не говоря о картошке. "Лишь бы не передохли раньше времени". А затем уже их с чистой совестью (а на что они еще годятся?) посылали на немецкие пулеметы. Ничего не напоминает?

Какая необходимость была морить голодом призывников на острове Русский в 1993 году? Почему несколько человек умерло, а около трехсот было признано дистрофиками? Может быть, враг стоял у ворот, немцы под Москвой, вероломные союзники не открывали второй фронт, перловки с Большой земли не завезли? Да нет, вроде мирное время, даже война в Чечне еще не началась. Генералы привычно строили свои дачи, в частях проводились политзанятия, все как обычно. А вот призывники погибли. И дело не в том, что потом кого-то наказали (как всегда – стрелочников), а в том, что такое вообще возможно!

Но это норма, это – система. Удивляться не стоит. Я уж не говорю о дедовщине… Хотя, нет, скажу и о ней. Вот у Астафьева в романе ее как раз не было. А у нас еще и это. В 2000-м году меня с группой писателей пригласили в госпиталь Бурденко, почитать стихи и поддержать боевой дух солдат, получивших ранения в Чечне. Это был мой первый и последний опыт подобных выступлений. Больше на такие авантюры я не подписывался. Раненым было абсолютно наплевать на наши патриотические вирши, в вот сигареты и фрукты они брали у нас весьма охотно. "Как детдомовцы", – подумалось тогда.

Там же я познакомился с женщиной из Сибири, ухаживающей за своим сыном. К моему удивлению, ранен он был не на поле боя, а в своей части. Не дал закурить офицеру, за что был бит готовой об унитаз и… превратился в неподвижное, безразличное ко всему существо, в овощ. Его мать с жаром говорила мне, что пишет письмо прославленному писателю Валентину Распутину, а уж он, как земляк, поможет и разберется. Бедная женщина не понимала, что не только Валентин, но и сам Григорий Распутин не помог бы ей своими заговорами или связями. Потому что "чего уж теперь-то?"

О том, как велась война в Чечне, как необстрелянных юнцов посылали против хорошо обученных и вооруженных боевиков, все мы помним. Командование исправно докладывало о том, что враг окружен и скоро будет добит, но почему-то в ловушки и засады то и дело попадали наши подразделения. Неужели такое фатальное невезение? Полноте! Все это было во вторую мировую, и воистину Астафьев большой писатель и прозорливец. Знамена сменились, а психология-то осталась прежней!

Теперь о своевременности. Прочитав роман, подумав (думалось долго), я вдруг вспомнил, что через полтора года моему сыну исполняется 18 лет. А значит, скоро придется ему отдавать свой воинский долг Родине. И тут я задался вопросом: хочу ли я, чтобы мой сын служил в нашей армии? Нет, конечно. По многим причинам, но в первую очередь потому, что служба эта – не просто трудна, но чрезвычайно опасна для здоровья, для жизни. И мне бы не хотелось, чтобы с моим сыном что-то случилось по вине какого-нибудь Иван Семеныча Мордоворотова, человека с положительными характеристиками, отличными знаниями в области боевой и политической подготовки, морально устойчивого, преданного Родине, Президенту и Алле Пугачевой.

И вроде бы забрезжила в этом плане надежда. В школе, как раз перед смотром в военкомате, у сына обнаружили небольшое искривление позвоночника, проблемы с печенью, повышенное давление. Отправил оболтуса по врачам в районную поликлинику, в которой все подтвердили, назначили лечение. А хотите знать, что сказали в военкомате, осмотрев его? "Годен!" На вопрос: "А как же…" последовал ответ: "Ничего, родители тебя откупят". То есть, нужно быть вдвойне кривым и втройне горбатым, чтобы тебя признали не годным к службе. Насколько известно, за 150 тысяч деревянных данную проблему решить можно, но сам факт вымогательства чего стоит?

Опять же – чьи интересы отстаивать, во имя чего/кого лямку солдатскую тянуть? Как сказал поэт: Вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду? Нет, понятно, Отечество там, березки, косы русые, синь сосет глаза, не надо рая (здесь Путин прослезится)... А вот если задуматься? Не столь давно наше замечательное руководство отдало Китаю остров Тарабаров и половину острова Большой Уссурийский. Вы что-нибудь понимаете? Правильно делаете, что не понимаете. Потому что понять все это невозможно. Здесь нет логики.

Ну, вот пойдет мой сын в армию, а тут вдруг очередная война на Северном Кавказе. Дадут ему автомат и прикажут: "Стреляй!" Не выстрелит – предатель, дезертир, агент Госдепа. Выстрелит – и, как знать, не сядет ли потом за решетку "по воле чеченского народа", как это случилось с Аракчеевым? Тот тоже думал, что защищает территориальную целостность РФ, но, как оказалось, сильно ошибался. Тысячи боевиков были амнистированы, а со многими российскими военнослужащими, некоторые из которых пустились в бега (сидеть-то неохота!), до сих пор непонятки. Куда ни кинь – всюду клин. Получается, что лучше вообще в эту армию не попадать.

Так и вижу, как с той стороны монитора, некоторые товарищи, читая это все, шипят: "А сам, небось, откосил, с-сука…" Вынужден разочаровать патриотично настроенных граждан – не откосил. Это меня без меня откосили, причем сами же российские военные. История, вообще, достойна отдельного рассказа. Учился я в Тбилисском государственном университете, проходил военную кафедру, был на сборах в Кутаиси, где получил звание офицера вооруженных сил Грузии. Но и по грузинским, и по российским законам, после окончания учебы я обязан был отслужить. Окончание учебы совпало с моим переездом в Москву, так что мною, как гражданином России, занимался уже московский военкомат. И вот тут начинается самое интересное…

Яндекс.Метрика