132

Мать увидела предсмертное письмо сына на его руке

09.08.2012

Изучив следы ударов на теле сына-солдата, мать с помощью гражданских экспертов провела реконструкцию последних минут жизни сына. И - пришла к выводу, что это было не самоубийство, не просто выстрел в голову, а убийство.

Николай Виноградов (имена и фамилии солдата и родных изменены по этическим соображениям), ожидая расправы и убийства за то, что сообщил начальству фамилии вконец распоясавшихся дедов, вымогавших деньги, записал их фамилии у себя на руке.

Он надеялся, что эту предсмертную записку найдут и она поможет узнать правду.

Поправляя рукав сыну, приехавшему домой, в маленький кузбасский поселок из армии в гробу, мать заметила буквы, написанные ручкой на его левой руке.

- Видно, что буквы кто-то стирал, с мертвого, но до конца стереть не смог, - плачет, рассказывая, Анна Иванова, вторая, приемная, мама солдата.

Так сложилась жизнь, что мальчишка вырос, часто приезжая из села в город к отцу и его семье и называя мамой двух дорогих ему и любящих его женщин, родную маму и приемную.

- Когда задрали рукав, мы все обмерли. Там шли крупные буквы: Меня довели. Потом мелко и очень стерто шесть фамилий. И еще мельче фраза о том, что подробности пришиты к его нательнику с внутренней стороны, - с трудом говорит Анна. Это был такой-такой шок, нас всех затрясло. Время восемь вечера, в избе гроб да мы, женщины. Закричали: Свет! Свет еще несите! Ведь полутемно. Принесли настольную лампу, лупу. Долго читали, расшифровывали надпись. Потом бросились осматривать тело нашего мальчика. Как же ему досталось перед смертью!

Женщины дрожащими руками перерисовали предсмертную записку Коли на листок бумаги. И тут родная мама Нина, вчитавшись в перечисленные фамилии, ахнув, принесла вторую записку.

Сын-срочник, всего четыре месяца назад забранный в армию сразу после защиты диплома в горном колледже, за час до заступления на дежурство на российской военной базе, расположенной в Киргизии, звонил маме. И после обычных расспросов про здоровье, про жизнь села, после традиционного Скучаю и Все у меня хорошо, попросил маму взять ручку и записать 6 фамилий: дедов, которые вымогают деньги - солдатское пособие (в размере 3300 киргизских сомов или в переводе на российские деньги - порядка 2 тысяч рублей. - Ред.) с молодых. Сердце мамы Нины тогда дрогнуло: И у тебя тоже? Но сын спокойно сказал: Нет - и попросил утром набрать номер телефона командира части. Зачитать тому эти шесть фамилий.

Мать не успела. Ей самой позвонили из части утром и сказали, что Коля умер.

И вот, у гроба сына, сверили фамилии с его руки и записанные во время телефонного разговора: они совпали.

Дедовщина в части есть

Комсомолка дозвонилась до прокуратуры Центрального военного округа, в Екатеринбург, где ведут расследование смерти кузбасского солдата.

- Военная прокуратура ЦВО проводит проверку сохранности жизни и здоровья солдат в воинской части, дислоцированной на территории Республики Кыргызстан, - говорит Сергей Шапирко, представитель прокуратуры, пояснив, что это часть, в которой служил и в которой погиб Коля. - В ходе осмотра личных вещей погибшего была обнаружена предсмертная записка, которая говорит о том, что в части применялись неуставные отношения.

По факту гибели солдата возбудили уголовное дело по статье 110 УК РФ (доведение до самоубийства).

Кроме данного факта, выявлены и другие случаи применения неуставных правил. Материалы по расследованию гибели солдата направлены в военно-следственное управление для возбуждения уголовного дела.

Как матери провели свое расследование

Похоронив Колю на тихом заснеженном деревенском кладбище, обе его мамы не живут, они медленно угасают, выплакав все глаза.

Но версия о доведении до самоубийства, которую озвучили, наконец, военные, вывела мам из затяжного обморока.

- Сын слабак и самоубийца? глаза Анны Ивановой горят возмущением. Он не маменькин сынок и не воспринимал жизнь в розовом цвете. Это был очень терпеливый и мужественный человек, привыкший с детства много работать, уважать людей и защищать слабых. Я думаю, он и в армии вступился за слабых, и его убили!

В подтверждение Анна выкладывает на стол акт осмотра тела сына из 20 с лишним пунктов. Под ним стоят подписи всех женщин, кто присутствовал при осмотре тела Коли в гробу, в его последний вечер в родной избе. Борясь со слезами и страхом, заставляя себя смотреть, они считали и записывали удары, которые достались Коле в последние минуты жизни.

- Мы обнаружили: синие стопы (это Колю били по ногам), синий мизинец, синяк на левом плече... Выбитая скулаПо бедру розовое пятно. Как нас проконсультировали гражданские патологоанатомы, розовые пятна это синяки, которые не успели посинеть, так как после удара потом быстро наступила смерть, - начинает перечислять Анна. Но самые главные удары, как свидетельствуют следы на теле, это удар в пах. Потом удар сзади, по шее, прикладом. Вот почему, когда мы приподняли сыну голову в гробу, чтобы подложить подушку, испытали ужас: голова отдельно от тела, держится лишь на коже. Вот почему у него разрыв позвоночника в шейном отделе, между 4 и 7 шейными позвонками пустота. То есть тем ударом приклада сыну сломали шею, и наступила смерть.

Лишь после этого было инсценировано самоубийство, считают матери. Они привлекли к своему независимому расследованию в качестве консультантов гражданских патологоанатомов. И, главное, бывших солдат, прошедших через мясорубку войны в Афганистане и помогших восстановить жуткую цепочку ударов.

- Удар в пах, потом - по шее прикладом автомата - это самый простой способ убийства врага, - мрачно поделились опытом "афганцы", изучив материнский акт осмотра тела Коли.

- К тому же сам себя застрелить из автомата сын не мог. Еще бы ладно, если бы он, правша, приставил бы автомат к правому виску, правой рукой. А здесь входное отверстие слева. Вы попробуйте сами взять автомат или хотя бы палку такой же длины и приставить ее к голове слева правой рукой. Невозможно, - твердо говорит мать.

И она ждет самого справедливого суда над убийцами сына.

Лариса Максименко, Галина Шелгачева
Яндекс.Метрика